Нашему бизнесу сегодня:
34 года, 2 месяца, 23 дня
+7(921) 932-20-66




Кузнецов Александр Павлович
Управляющий партнёр
(921) 954-11-49
e-mail: kuz-inaudit@yandex.ru




Левашова Алла Анатольевна
Управляющий партнёр
(921) 931-69-14
e-mail: lev-inaudit@mail.ru

Доктрина «снятия корпоративной вуали» в российской науке и судебной практике



Конференция «Ломоносов 2015»

Секция «Гражданское право»

Доктрина «снятия корпоративной вуали» в российской науке и судебной практике

Попова Анастасия Ивановна

Студент (бакалавр)

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Юридический факультет, Москва, Россия

E-mail: Anstsy@mail.ru

Доктрина снятия корпоративной вуали, зародившаяся в США и получившая развитие в других странах, в последние годы набирает популярность и у нас. Между тем, серьезных наработок в этой области пока нет, как нет и единого понимания сущности данной док- трины. Разные ученые наполняют этот термин неодинаковым содержанием. На практике это приводит к тому, что сфера применения доктрины становится почти безграничной, а суды прикрывают ссылками на неё свои необоснованные с точки зрения закона решения. В связи с этим актуальной проблемой для современного российского права является поиск ответов на вопросы: что понимать под «доктриной снятия корпоративной вуали» и есть ли ей вообще место в российской науке и практике.

Определения доктрины, которые приводятся в литературе, различаются между со- бой по нескольким основаниям.Во-первых, по субъектному составу - в отношении кого применяется доктрина: только в отношении участников или же в отношении любых кон- тролирующих лиц. Во-вторых, по сфере действия. Здесь можно выделить следующие слу- чаи: привлечение участника (контролирующего лица) к ответственности за неисполнение корпорацией обязательств перед третьими лицами; привлечение его к ответственности за вред, причиненный корпорации по его вине; игнорирование самостоятельности корпора- ции в иных случаях (не с целью привлечения к ответственности). Наконец, в-третьих, в качестве истцов в делах, в рамках которых суд вправе применить доктрину снятия корпоративной вуали, могут быть кредиторы или сама корпорация. Соответственно в за- висимости от этого выделяют внешнюю и внутреннюю ответственность.

Говоря о снятия корпоративной вуали в России [n1, n2, n3], в качестве примеров обычно приводят положения о солидарной ответственности основного общества или товарищества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение его указаний, а с 1 сентября 2014 года - после изменений, внесенных в ГК, и по сделкам, заключенным с его согласия (абз. 2 п. 2 ст. 67.3 ГК РФ и нормы специальных законов об АО и ООО), а также субси- диарную ответственность контролирующих лиц при банкротстве (п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Кроме того, в прак- тике российских судов встречаются случаи игнорирования самостоятельности корпорации и ее участников не с целью возложения на них ответственности, а в иных целях (юрис- дикционных, налоговых и т.д.).

В теоретическом плане допустимость отнесения перечисленных норм к «снятию кор- поративной вуали» может быть поставлена под вопрос. В частности первый случай от- ветственности не соответствует исключительному характеру доктрины, так как кредитор может сразу предъявить требования непосредственно материнской компании, тогда как зарубежный опыт предполагает обращение к доктрине лишь при наличии злоупотребле- ния со стороны участников юридического лица [n2]. Второй же случай, по нашему мнению, представляет собой деликтную ответственность контролирующего лица перед кредитора- ми подконтрольной компании, то есть, опять же, речь не идет о распространении обяза- тельств юридического лица на его участников или их отождествлении, что характерно для классического понимания доктрины [n4].

Однако более значимым является практический аспект рассматриваемой темы - то, как доктрина находит своей отражение в деятельности судов. И речь идет даже не о примене- нии ими указанных положений закона, а о непосредственных ссылках на «доктрину снятия корпоративной вуали» в судебных решениях. Так, в известном деле«Парекс-банка» (По- становление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 №16404/11 по делу №А40-21127/11-98-184) ВАС РФ, признавая представительства акционерных обществ представительствами ино- странных банков, посчитал достаточным для обоснования такого вывода лишь указать в скобках на доктрину «срывания корпоративной вуали» и сослаться на «современную международную практику, в частности, практику Суда справедливости Европейского со- юза».

Такой способ мотивировки был охотно воспринят некоторыми судами, которые теперь могли дополнительно ссылаться на данное постановление Президиума ВАС РФ как на правовую позицию высшей судебной инстанции. В итоге, появилось, например, решение АС г. Москвы от 4.12.2014 по делу Орифлейм № А40-138879/1475-404 (25.02.2015г. под- твержденное Девятым АСС), в котором суд признал российское ООО постоянным представительством иностранной компании. При этом суд руководствовался критериями, вы- веденными им из названного постановления Президиума ВАС РФ, а именно: «1) наличие у потребителей услуг сформированного представления (восприятия) о том, что общество является постоянным представительством; 2) наличие у потребителей услуг возможности совершать сделки по месту нахождения общества без прямого контакта с головным офи- сом».

В свете сказанного уже не так революционно звучит утверждение судьи Арбитражного суда Красноярского края Морозовой Н. А. о том, что «в науке гражданского права, явля- ющейся источником гражданского права, существует доктрина «снятия корпоративных покровов (вуали)»» (решение Арбитражного суда Красноярского края от 15 февраля 2012 года по делу № А33-18291/2011).

Подводя итоги и возвращаясь к вопросам, поставленным в начале, следует признать, что российской юридической науке еще только предстоит выработать единое понимание «доктрины снятия корпоративной вуали». Однако до тех пор, пока этого не будет сделано, всякое упоминание данной доктрины в судебных решениях, а особенно в качестве пря- мого источника регулирования, представляется неприемлемым, так как не соответствует принципам законности и обоснованности судебных решений, а также принципу правовой определенности.

Источники и литература

1)Будылин С.Л., Иванец Ю.Л. Срывая покровы. Доктрина снятия корпоративной ву- али в зарубежных странах и в России // Вестник ВАС РФ. 2013. N 7

2)Егоров А.В., Усачева К.А. Доктрина "снятия корпоративного покрова"как инстру- мент распределения рисков между участниками корпорации и иными субъектами оборота // Вестник гражданского права. 2014. N 1. С. 31 - 73.

3)Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014.

4)Karen Vandekerckhove. Piercing the Corporate Veil. The Netherlands: Kluwer Law International, 2007.